Вторник, 20 апреля 2021 12:09

Желтая карточка

По оценкам Всемирного банка, в среднем коррупционная составляющая ведёт к росту бизнес-издержек в мире на 10% в год, что, опять же по расчетам банка, эквивалентно триллиону долларов США, которые переходят из рук в руки в качестве взяток.

У Организации экономического сотрудничества и развития свои, но тоже малоутешительные, данные, согласно которым, ежегодно коррупция «съедает» около 5% мирового ВВП. При этом семь из десяти считающихся самыми коррумпированными африканских стран к югу от Сахары располагаются на последних десяти местах по так называемому индексу человеческого развития (комплексный сравнительный показатель ожидаемой продолжительности жизни, грамотности, образования и уровня жизни).


Смертность среди новорождённых в странах с высшим уровнем коррупции вдвое превышает младенческую смертность в странах, где коррупция минимальна. Это все – аргументы, которые на последнем европейском саммите приводил британский премьер Дэвид Кэмерон, настойчиво предлагающий Европе и миру свою повестку дня – борьбу с коррупцией.


Это нужно Дэвиду Кэмерону и его партии и по внутриполитическим соображениям, и в связи с назревшей необходимостью и даже неизбежностью выстраивания новых отношений Великобритании с ЕС, из которого страна собирается выходить. Во всяком случае, именно по этому вопросу на конец 2017 г. намечен национальный референдум, исходом которого уже очень озабочены деловые круги страны.


Непосредственным поводом для запуска этой повестки дня Дэвида Кэмерона, конечно, стал разыгравшийся и продолжающий разыгрываться коррупционный скандал с FIFA. По некоторым данным, собственно, и сам скандал начался с того, что вроде бы некий британский журналист передал американским правоохранителям уже какое-то время имевшиеся в его распоряжении материалы, те добавили к ним то, что у них уже было, и дали делу ход.


Политические коннотации в деле FIFA британским следом не ограничиваются. Есть ещё и такая точка зрения, в соответствии с которой скандал раздули американцы и вообще антироссийские силы, желающие во что бы то ни стало скомпрометировать, отменить или перенести чемпионат мира по футболу, который в 2018 г. должен пройти в России. Для этого как раз и хорошо бы скомпрометировать выбравшую Россию FIFA. Масла в огонь подливает и то, что исходит вся буча именно из США – экстерриториальная юрисдикция штатовских правоохранителей вызывает одновременно непонимание и неприятие.


К тому же нельзя не отметить, что США и Великобритания – страны, исполняющие сегодня ведущие роли в нападении на FIFA, в своё время проиграли заявочные бои на проведение чемпионатов мира соответственно Катару (чемпионат мира в 2022 г.) и России.


Так все было или нет, выбрали какой-то специальный момент или нет, спланированная перед нами кампания или нет, и если да, то кем спланированная, уже не так важно. Важно то, что, во-первых, наконец-то наглядно – нагляднее некуда – доказано, что спорт, во всяком случае, мировой, неотделим от политики. А во-вторых, при любом исходе дела FIFA, как и прочим международным спортивным, а возможно, и не только спортивным, организациям придётся отныне работать в условиях иной реальности.


Бледные лица, дрожащие руки


Рэкет, мошенничество с переводами средств и взяточничество – всего на $150 млн – таков набор обвинений, которые Минюст США предъявляет, по одним данным – 14, по другим – 18 высокопоставленным реальным и бывшим функционерам и чиновникам FIFA. Есть мнение, что 79-летний Йозеф Блаттер ушел-таки в отставку сразу после избрания главой FIFA едва ли не по совету адвокатов: они сочли, что правоохранители США рыщут уже в достаточной близости от него самого, и, если что, ему сподручнее будет отбиваться от обвинений, будучи уже частным лицом.


В качестве промежуточного итога длящегося уже около двух десятков лет расследования произведены аресты и прошли обыски в штаб-квартире FIFA в Швейцарии. У арестованных впереди маячит возможность предстать в перспективе перед американским судом.


Разговоров о некоторых странностях выбора мест проведения футбольных чемпионатов и других странностях в функционировании FIFA ходило много и прежде. Но никогда не предпринимались столь решительные действия. В какой-то момент глухое и не очень глухое недовольство, критика в адрес FIFA и её руководства даже вынудили Йозефа Блаттера учредить в июле 2012 г. в организации что-то типа комиссии по этике и нанять известного американского адвоката Майкла Гарсию для расследования обвинений в покупке голосов и получении откатов. Правда, проведя за этой работой больше двух лет, Майкл Гарсия не успел изучить весь массив необходимых документов и свидетельств, не встречался с ключевыми фигурами, и итогом этой деятельности стала публикация сокращенной версии его заключительного отчета, которую сам Майкл Гарсия назвал собранием «ошибочных представлений фактов и выводов». В декабре 2014 г. Майкл Гарсия ушел из FIFA, а FIFA вроде бы теперь уже с чистой совестью продолжала жить дальше.


Нынешняя активность борцов с коррупцией в мировом футболе ясно говорит о том, что, по крайней мере, на данный момент с иммунитетом FIFA покончено, и нет оснований рассчитывать на то, что дело кто-то захочет спустить на тормозах. По свидетельству очевидцев, во время обысков в штаб-квартире FIFA можно было наблюдать функционеров бледных как полотно, с трясущимися руками, то есть с пониманием того, что на сей раз все серьёзно.


В прессе полно намеков на то, что теперь, возможно, владеющие релевантной информацией люди из FIFA начнут говорить более подробно и охотно, так что и число фигурантов, и количество денег, о которых идёт речь, могут возрасти. Следователи намерены заглянуть во все укромные уголки финансового механизма FIFA. Ну или хотя бы заявить, что заглянули.


Откуда дровишки?


Объединяющая 209 футбольных федераций FIFA зарабатывает деньги простыми, чтобы не сказать традиционными путями: продажей прав на телетрансляции мировых футбольных чемпионатов, продажей так называемых и тоже связанных с чемпионатами Нospitality rights, продажей билетов на матчи чемпионатов, продажей прав на использование бренда FIFA, например, на брендированных видеоиграх, а также на инвестициях. Немалую долю доходов обеспечивают спонсоры и партнёры FIFA – те же спонсоры, только более тесно аффилированные и привилегированные.


Таким образом с 2011-го по 2014 г., например, FIFA заработала $5,7 млрд, из которых чуть более $2 млрд приходится на 2014 г. – год чемпионата мира в Бразилии. Финальный матч этого чемпионата между командами Германии и Аргентины, по данным самой FIFA, полностью или частично смотрели 1 млрд человек. Прибыль FIFA от этого чемпионата составила $2,6 млрд, $2,4 из которых обеспечила продажа прав на телетрансляцию. Продажа билетов принесла федерации $527 млн, притом что спрос оценивался более чем в 11 млн билетов, а в продажу поступила примерно треть от этой потребности. От спонсоров FIFA перепало с 2011-го по 2014 г. $1,6 млрд. По данным FIFA Financial Report 2014, в целом распределение статей доходов за 2011–2014 г. выглядит так: 43% – телеправа, 29% – маркетинговые соглашения (спонсоры и партнёры), 28% – все остальное.


Закономерен вопрос: куда идут эти деньги? Это тоже в принципе подсчитано. В 2014 г. $88 млн ушло на зарплату аппарата FIFA, включая $40 млн для 13 топ-чиновников. Федерация также осуществляет инвестиции в развитие футбола. С 2011-го по 2014 г. $1 млрд вложен в развитие футбольной инфраструктуры, спортивные объекты, оборудование и образование. Бывают и странные инвестиции, которые так сразу и не объяснишь. Примером могут служить более $10 млн, на которые был снят получивший плохую критику фильм французского режиссёра и сценариста Фредерика Обюртена United Passions (в русском прокате вышел в 2014 г. под названием «Лига мечты»).


Надо сказать, что FIFA, как написано на сайте организации, с 2003 г. перешла на составление финансовой отчетности по стандарту западных публичных компаний, так что в целом финансовой информации о деятельности федерации в открытом доступе достаточно, и выглядит все вполне пристойно. Но, как показывает опыт тех же публичных компаний, в жизни вообще и в футбольной жизни в частности самое интересное обычно разворачивается там, где свидетелей нет. К тому же FIFA – всё-таки не компания, а гибрид бизнес-организации и ведомства, распределяющего по своему усмотрению некие блага. Отсюда – двойной потенциал для недовольства и, конечно, нарушений.


Улыбка чеширского кота


Своего рода красной тряпкой для недовольных FIFA уже давно служит та часть бизнеса FIFA, которая называется Hospitality. Речь о двух составляющих – продаже билетов и предложении крупным компаниям пакетов услуг по приглашению, размещению и развлечению важных для них людей на мероприятиях FIFA, главным образом, чемпионатах мира по футболу. При этом билеты имеются в виду лучшие и, понятно, самые дорогие, а проживание не иначе, как в сьютах, а также такого же класса кейтеринг, транспорт и многое другое для удовольствия особо важных и дорогих гостей.


Бизнес этот с 1986 г. отдан на откуп одному-единственному подрядчику, который был выбран, как можно догадаться, без всякого тендера. В прессе, впрочем, есть сведения о том, что за эксклюзивные права на работу по этому профилю на чемпионатах 2010 г. и 2014 г. было заплачено $240 млн.


Собственно, реально работающих в этом сегменте с FIFA компаний две – Match Hospitality, зарегистрированная в Цюрихе и британском Чешире, и созданная в 2007 г. Match Event Services AG, которые прошли за последние годы довольно сложную историю слияний и перепродаж акций, но все равно остаются крепко-накрепко связанными с братьями Энрике и Хайме Биромами и являются «дочками» Byrom Plc.


Это очень компактный, спаянный семейный бизнес. Братья Биромы – его мажоритарные акционеры (65%). Хайме Биром является исполнительным президентом Match Hospitality, Энрике Биром входит в состав правления. Среди других акционеров можно выделить швейцарскую фирму Infront Sports & Media, занимающуюся маркетингом и рекламой в спортивной сфере. Её президентом и генеральным директором с 2005 г. является Филипп Блаттер, племянник Йозефа Блаттера.


В 1986-м бизнес Биромов работал на чемпионате мира в Мексике как независимый оператор, но с тех пор компании регулярно получают работу от FIFA. Причём не только на чемпионатах, но и на Кубках Конфедераций (соревнованиях национальных сборных, которые проходят в стране, принимающей очередной чемпионат мира за год до него). Представить масштаб бизнеса можно, исходя из того, что, по данным СМИ, из примерно 3 млн билетов на матчи чемпионата мира в Бразилии в 2014-м Match Hospitality получила 450 тыс. для корпоративных клиентов. Билеты входили в пакеты услуг для гостей, а стоимость пакетов составляла от $700 до более чем $100 тыс. на человека. Кстати, британский гендиректор Match Hospitality Рэй Велан разыскивается бразильской полицией: его хотят допросить в рамках дела о мошенничестве с билетами на чемпионате 2014 г.


В ноябре 2011 г. было объявлено о продолжении сотрудничества Match Hospitality и FIFA. Фирма получила эксклюзивные права на работу на чемпионатах мира 2018 г. в России и 2022 г. в Катаре. Достигнутое между партнёрами соглашение покрывает также Кубки Конфедераций в 2017-м и 2021 г. и чемпионаты мира по футболу среди женщин 2019-го и 2023 г.


Фирма Филиппа Блаттера Infront Sports & Media тоже может смело смотреть в будущее. Опять-таки без объявления тендера в 2011 г. она получила права на телетрансляции матчей чемпионатов мира по футболу в России и Катаре в Азии, то есть на таких ключевых рынках, как Китай, Индонезия, Индия. Infront работала с трансляциями чемпионатов в 2002-м, 2006-м, 2010-м и 2014 г.


Интересно также, что до Infront Филипп Блаттер работал в McKinsey Sports Practice, где обслуживал опять-таки FIFA. В 2002 г. бывший генеральный секретарь FIFA Мишель Зен-Руффинен утверждал, что Йозеф Блаттер с 2000 г. передал McKinsey заказов на $7 млн, и именно потому, что в компании работал его племянник.


«Да, я брал взятки»


В прошлом член исполнительного комитета FIFA (который как раз и голосует за ту или иную страну-кандидата на проведение чемпионата мира) ныне 70-летний и приходящий в себя после интенсивного лечения по поводу рака кишечника американец Чак Блейзер признал письменно и устно, что он и другие члены исполкома брали взятки, то есть попросту торговали своими голосами, когда решался вопрос о том, что чемпионат мира в 2010 г. будет проходить в Южной Африке. Признал он и взятку, связанную с чемпионатом мира 1998 г. во Франции. Свои признания он сделал правоохранителям ещё в 2013 г., после чего, как говорят, поработал на них «засланным казачком», записывая беседы с коллегами по FIFA на аппаратуру, вмонтированную в брелок от ключей. «Начиная примерно с 1993 г., – показал также под присягой Чак Блейзер, – и до начала 2000 г. я и другие соглашались брать взятки и откаты…» Купив две роскошные квартиры в суперфешенебельной Tramp Tower в Нью-Йорке, одну из них он отдал в распоряжение своим кошкам. Ещё он прятал деньги в офшорах и не платил налоги, так что, когда власти предъявили ему не только обвинения, но и колоссальные финансовые претензии, решил пойти на активное сотрудничество.


Среди арестованных в Швейцарии, в том числе и на основании информации Блейзера, функционеров FIFA – вице-президент организации Джеффри Уэбб, член исполнительного комитета FIFA от Коста-Рики Эдуардо Ли… Бывший вице-президент FIFA Джек Уорнер, которого обвиняют в получении взяток на $10 млн, укрывается в своём доме в Тринидаде. Кстати, роскошная недвижимость в красивейших местах мира – общая для большинства фигурантов скандала особенность.


Токсичный бренд


Самого Йозефа Блаттера подозрения пока не коснулись. Вопрос в том, были ли нарушения в самом деле и знал ли об этом глава FIFA. Похоже, правда, что спонсоры FIFA многое для себя уже решили. Во-первых, некоторые из них ещё в 2011 г. впервые позволили себе выступить с критикой FIFA и призывом к её реформированию. Тогда Coca-Cola, Emirates, Adidas и Visa ясно сформулировали свою озабоченность в связи с коррупционными обвинениями в адрес FIFA. В сегодняшней ситуации крупнейшие компании-спонсоры FIFA (Adidas, Coca-Cola, Emirates, Visa, Sony и Hyundai) находятся под ещё более сильным давлением со стороны потребителей. Visa уже заявила не просто о своей озабоченности, а ещё о том, что проинформировала FIFA о намерении пересмотреть своё спонсорство, если только не будет никаких изменений. Примерно в этом же духе высказалась и Adidas. Со словами осуждения так или иначе выступили все спонсоры FIFA, кроме «Газпрома», у которого спонсорское соглашение в связи с чемпионатом мира 2018 г. в России. По оценкам, монополия заплатила за это $80–100 млн.


Можно предположить, что FIFA если не лишится спонсорской составляющей своего бюджета, то столкнется с её сокращением. Sony и Emirates в ноябре 2014 г. отказались продлевать свои спонсорские контракты. При этом контракт Sony на 8 лет стоил $280 млн. Emirates, комментируя остановку сотрудничества, заявила, что его результаты не соответствуют ожиданиям. В январе 2015 г. от FIFA отказались и спонсоры, так сказать, второго ряда – Castrol, Johnson & Johnson, Continental Tyre. Среди спонсоров этого уровня фигурируют McDonald’s, Anheuser Busch InBev, бразильские Oi и Seara и китайская Yingli Solar. Такие спонсоры обычно заключают контракты на четыре года, то есть один цикл от чемпионата до чемпионата, и платят по $10–$25 млн.


Спонсорам и впрямь пришло время подумать: укрепит ли ассоциация с FIFA их бренд или эффект получится обратным. Консалтинговая Brand Finance уже подсчитала, что потери из-за ассоциации с подпорченной репутацией FIFA могут стоить крупным брендам до $1 млрд.


При этом ситуация неопределенности грозит затянуться. Расследования и дела такого рода могут длиться годами. И не совсем ясно, кто в конце концов придёт на смену Йозефу Блаттеру. У большинства на слуху имя Мишеля Платини, главы UEFA. Но ведь и он, если уж на то пошло, голосовал в своё время за чемпионат мира в Катаре. И не просто голосовал, а активно продвигал эту идею, вплоть до переноса игр на зимний сезон, чтобы избежать летней катарской жары. Журналисты раскопали, что за десять дней до голосования Мишель Платини был приглашен на ланч в Елисейский дворец бывшим в то время президентом Франции Николя Саркози, где встречался с премьером Катара. А в следующем году государственная катарская Qatar Sports Investments купила французский футбольный клуб Paris Saint-Germain, а ещё чуть позже сын месье Платини встал во главе катарской компании спортивного инвентаря Burdda.

Новости

Теги