Понедельник, 28 июня 2021 09:39

Вексельбергу AL+ плохо звучит

Переименование должно было стать одним из этапов трансформации компании для экспорта продукции с низким углеродным следом.

Акционеры производителя алюминия UC Rusal, владеющие 27,68%, включая её второго крупнейшего акционера Sual Partners Виктора Вексельберга и Леонарда Блаватника (по данным на апрель 2021 года, владеет 25,7%) в ходе годового собрания проголосовали против смены названия компании на AL+. Это следует из сообщения компании, которое она распространила утром в пятницу, 25 июня.

При этом владельцы 65,22% UC Rusal (в том числе её контролирующий акционер En+ с долей 56,9%) выступили за смену названия компании и внесение соответствующих изменений в устав. Однако для принятия этого решения необходимо квалифицированное большинство голосов — 75% + 1. В итоге решение по этому вопросу «не было принято», говорится в сообщении компании.

«Поскольку поправки в устав принимаются квалифицированным большинством голосов, то отданных за смену названия голосов оказалось недостаточно, чтобы предложение считалось одобренным», — отметил представитель компании. По его словам, задача менеджмента — работать в интересах всех акционеров UC Rusal, поэтому компания заинтересована в том, чтобы получить поддержку и тех акционеров, которые пока не услышали достаточных для принятия решения аргументов. «Над этим менеджмент и продолжит работу», — заключил он. В компании уверены, что «новый бренд, новое название лучше отражает достижения, цели и ценности компании и такой шаг отвечает стратегическим интересам всех акционеров».

Зачем понадобилось переименовывать UC Rusal

Менеджмент UC Rusal, которую, как и En+, основал бизнесмен Олег Дерипаска, решил выделить активы, требующие дорогостоящей модернизации для снижения выбросов, в отдельную структуру (её название пока не определено). Это позволит компании, которую планировалось переименовать в AL+, сфокусироваться на экспорте алюминия с низким углеродным следом в Европу, США и другие страны с повышенными экологическими требованиями.

Тогда сообщалось, что в AL+ останется шесть алюминиевых заводов — Красноярский, Саяногорский, Хакасский, Тайшетский, Богучанский, Kubikenborg Aluminium (KUBAL, находится в Швеции), которые суммарно выпустили в прошлом году 2,2 млн т алюминия или 58% от всего производства компании. В неё также будут включены глиноземные заводы — Николаевский (Украина), Aughinish (Ирландия), EurAllumina (Италия), QAL (Австралия), Friguia (Гвинея), Windalco (Ямайка) и добывающие активы — гвинейские Kindia и Dian Dian и гайанская BCGI. UC Rusal занимает первое место по объёмам производства алюминия за пределами Китая. Трансформация компании понадобилась, чтобы избежать потерь от вводимого в ЕС углеродного налога (Carbon Border Adjustment Mechanism, CBAM) на импортируемые товары с высоким углеродным следом. Эта мера, по разным оценкам, будет стоить российским экспортерам €2–5 млрд в год.

В новую компанию, которая сосредоточится на развитии внутреннего рынка, должны перейти более «грязные» заводы (с более высоким уровнем углеродного следа) — Братский, Иркутский, Новокузнецкий, Волгоградский и Кандалакшский алюминиевые заводы, которые произвели в 2020 году 1,8 млн т, а также российские глиноземные (Ачинский, Богословский и Уральский) и добывающие активы (Северо-Уральский бокситовый рудник и «Боксит Тимана»).

Совет директоров в мае включил вопрос о смене наименования UC Rusal в повестку дня годового собрания акционеров, так как вопрос внесения изменений в устав — прерогатива акционеров, сказал РБК представитель компании.

Почему Вексельберг и Блаватник выступили против

Но положительное решение собрания акционеров по вопросу переименования компании потребует одобрения со стороны Sual Partners, предупреждал холдинг Вексельберга и Блаватника ещё 19 мая. «Такое одобрение может потребоваться и по вопросу трансформации структуры собственности в рамках предполагаемого выделения активов в случае признания этой трансформации сделкой с заинтересованностью», — указывал холдинг. По мнению Sual Partners, менеджмент UC Rusal не проработал все возможные варианты разделения активов, поэтому холдинг не готов одобрить лишь один из вариантов в непроработанном виде, добавлял источник, близкий к Sual Partners.

Кто вместе с Sual Partners проголосовал против смены названия компании, в сообщении UC Rusal не говорится. На Гонконгской и Московской биржах торгуется 17,4% акций компании. В пятницу, 25 июня, представитель Sual Partners отказался от комментариев. РБК направил запрос в En+.

По мнению управляющего директора рейтинговой службы НРА Сергея Гришунина, причины недовольства новым названием и структурой активов кроются в неоднозначности отнесения Братского и Иркутского заводов к предприятиям с высоким уровнем углеродного следа, несмотря на то что эти заводы работают в основном на электричестве с гидроэлектростанций. Кроме того, предложенное название для низкоуглеродной компании AL+ перекликается с En+, что может не устраивать акционеров Sual Partners, владеющих в компании блокпакетом, полагает эксперт.

Из-за чего уже спорили Вексельберг и Дерипаска

UC Rusal была создана в 2007 году путём объединения алюминиевых активов «Русала» Олега Дерипаски и СУАЛ Виктора Вексельберга и Лена Блаватника, а также глиноземных предприятий швейцарской Glencore. Но партнёрство сопровождалось рядом скандалов.

Последний громкий конфликт между Дерипаской и Sual Partners был в 2012–2014 годах. Он касался долгосрочных контрактов на поставку алюминия Glencore на сумму $47 млрд. Тогда совет директоров UC Rusal одобрил контракты, вопреки вето Sual Partners, который выступил против того, что контракт поставит компанию, по сути, в зависимость от одного покупателя. Стороны судились в Лондоне. В итоге в 2014 году они заключили мировое соглашение, условия которого не раскрывались. По словам источников «Ведомостей», Sual Partners добилась «всего, чего хотела». По их данным, компания Вексельберга и Блаватника получила денежную компенсацию.

В 2012 году Вексельберг покинул пост председателя совета директоров UC Rusal, заявив, что не согласен с целым рядом решений по вопросам стратегического развития компании, принятых менеджментом, в том числе без согласования с советом и в нарушение соглашений акционеров. Но он остался совладельцем компании.

В апреле 2018 года Минфин США ввел санкции против Дерипаски, Вексельберга, а также UC Rusal и En+. В начале 2019 года санкции против UC Rusal и En+ были сняты, но Дерипаске пришлось снизить свою долю в обеих компаниях до менее 50%.

Новости

Теги