Неудачники года - 2021

Неудачники года - 2021
Опубликовано: 23.12.2021 16:36

Мордашов, Гуцериев, Мамут, Босов, Абызов и другие… Журнал «Компания» назвал миллиардеров, которым не повезло в уходящем году.

Журнал «Компания» представляет  первую десятку российских бизнесменов, потерпевших серьезные неудачи в уходящем году. Пятеро из них стали жертвами собственных ошибок, проблемы четверых так или иначе связаны с политикой и властью, и только об одном можно с уверенностью сказать, что он стал жертвой злого рока. Если из всего этого можно извлечь какой-то общий урок, то состоит он в том, что альтернативы офшорам как инструменту защиты бизнеса в России по-прежнему нет. 

Главными внутренними факторами бизнес-неудач в 2021 году стали переоценка своей способности управлять низкомаржинальным бизнесом (Александр Мамут), конфликтность и завышенные притязания (Катерина Босов), отсутствие брачного контракта (Фархад Ахмедов) и формально закрепленного соглашения о разделе прибыли (Магомед Мусаев).

Основными внешними факторами потерь стали пандемия (Александр Мамут), действия российских правоохранителей (Тельман Исмаилов, Михаил Абызов и Альфа-Банк, Павел Масловский) и иностранных судов и регуляторов (Михаил Гуцериев, Олег Тиньков, Фархад Ахмедов, Магомед Мусаев). Лишь в одном случае (Никита Мордашов) внешним фактором можно с натяжкой назвать высшее учебное заведение, хотя в своем отчислении юному миллиардеру было бы разумно винить не вуз, а собственную лень. 

Никита Мордашов: миллиардер-солдат 

Алексей Мордашов и Никита Мордашов

В январе 2021 года СМИ облетела новость: богатейший ($29,1 млрд) россиянин Алексей Мордашов лишил сына Никиту пакета акций золотодобывающей компании Nordgold и крупнейшего европейского туроператора TUI. Перед этим сообщалось, что завидный жених был отчислен из Высшей школы экономики за неуспеваемость и отец отправил его служить в армию.

Никита Мордашов постигал в ВШЭ публичную политику и социальные науки. Совместная программа с London School of Economics обходилась его отцу в 770 тыс. рублей в год и гарантировала выпускнику дипломы двух вузов. Но по итогам первого года обучения Никита набрал всего 2,6 балла из десяти возможных — один из худших результатов на курсе — и был отчислен. Тогда отец сказал ему, что он пойдет служить, и неожиданно для себя Никита оказался солдатом срочной службы в инженерных войсках Российской армии.

Любители порассуждать о классовой гармонии истолковали это событие как признак близости миллиардеров у народу. Вспоминали, что служить срочную своих сыновей отправляли владелец «Евроцемента» Филарет Гальчев и председатель ВЭБ Игорь Шувалов. Однако история рядового Мордашова выглядит слишком лубочной, чтобы не усомниться в ее «народности». Тем более что свои активы Мордашов-младший, похоже, сохранил.

О том, что Мордашов передает сыновьям от второго брака, 21-летнему Кириллу и 20-летнему Никите, 65 % Nordgold и 25 % TUI, стало известно в феврале 2019 года. Владелец «Севергрупп» объяснил это подготовкой наследников к управлению бизнес-империей. Их общие активы оценивают в $4,38 млрд. Братья владеют ими через «КН-Холдинг», где у каждого по 50 %.

В январе 2021-го, когда ФАС разрешила Кириллу забрать все 100 % компании, о лишении Никиты наследства писали как о свершившемся факте. Однако, по данным ЕГРЮЛ, он все еще владеет половиной «КН-Холдинга». Видимо, Мордашов-старший решил напугать сына-оболтуса — показать, что может в любой момент отобрать у него активы на $2,19 млрд, если он не возьмется за ум. Но пока не отобрал.

Интересно, что баланс «КН-Холдинга», через который братья владеют акциями на $4,38 млрд, никогда не превышал $1,63 млрд. На просьбу «Компании» прокомментировать эти обстоятельства представители «Севергрупп» не ответили. 

Михаил Гуцериев: роман с Батькой вышел боком

Михаил Гуцериев

Если раньше особо дружеские отношения с Александром Лукашенко приносили Гуцериеву ($2,5 млрд) только плюсы, то в этом году ситуация развернулась. Ингушский бизнесмен сам попал под санкции и вынужден был экстренно переписывать активы на родственников и дружественных партнеров.И продавать активы, поскольку и без того плачевное состояние его империи продолжает ухудшаться.

Михаил Гуцериев привык отыгрывать поражения. В 2002 году он уступил Роману Абрамовичу контроль над «Славнефтью» — но создал «РуссНефть». В 2007 году, после обвинений в неуплате налогов, он был вынужден продать «РуссНефть» Олегу Дерипаске и уехать в Лондон — но через пять лет помирился с Кремлем и вернул компанию. А еще через три года создал холдинг «Сафмар» (нефть, уголь, удобрения, недвижимость, финансы, медиа) и начал бизнес в Белоруссии. Этот бизнес пережил даже нефтяную блокаду Минска: несмотря на визиты силовиков в московские офисы Гуцериева, его компании стали единственными экспортерами российской нефти в Белоруссию.

Однако возрождаться из пепла седому фениксу с каждым годом становится все труднее. Претензии ЦБ по долгам санированного Бинбанка стоили Гуцериеву в общей сложности 149 млрд рублей. Чтобы расплатиться, крупнейший российский рантье вынужден продавать недвижимость и пенсионные фонды. А тут еще санкции Евросоюза и Великобритании.

Михаил Гуцериев попал под них 21 июня 2021 года за взаимовыгодную дружбу с Александром Лукашенко — в документах ЕС так и написано. Ее корни уходят в начало нулевых, когда бизнесмен во главе «Славнефти» успешно модернизировал Мозырский НПЗ. В 2007 году, опасаясь ареста в России, Гуцериев улетал в Лондон через Минск. Позднее олигарх построил там гостиницу «Ренессанс», терминал в аэропорту, бизнес-центр и базу отдыха «Красносельское», где отдыхает Лукашенко. А в 2017 году его «Славкалий» начал строить в Белоруссии Нежинский ГОК стоимостью $1,5 млрд. Комбинат поможет Белоруссии конкурировать с «Уралкалием» Дмитрия Мазепина, которого в Минске подозревают в поддержке протестов против Лукашенко.

Санкции грозят Гуцериеву заморозкой личных активов и бизнесов в Европе, запретом на въезд и кредитование в Евросоюзе. Чтобы подстраховаться, Гуцериев вышел из совета директоров «Русснефти», передав свой пакет акций брату Саит-Саламу, и покинул совет директоров группы «Сафмар». А его сын Саид продал доли в трех белорусских криптобиржах. Но уехать в Лондон, в случае чего, миллиардер уже не сможет. А только в Баку, где его любят и ждут, и где осталась часть его команды после прошлого изгнания.

Впрочем, нельзя сказать, что дела у Гуцериева плохи по всем фронтам. В ноябре семья олигарха выкупила у банка «Траст» половину своей девелоперской компании А101, заложенной четыре года назад по долгам лопнувшего «Бинбанка». Сделку оценивают в 50 млрд рублей. Теперь родственники Гуцериева — единственные владельцы крупнейшего застройщика Новой Москвы..

Александр Мамут: роковая любовь к кино и игрушкам

Александр Мамут

Олигарху явно не везет с низкомаржинальным бизнесом, который требует ежедневного качественного оперативного управления. Все это усугубилось эпидемией, во время которой люди перестали ходить в кино и снизили общий уровень потребления. В результате бизнесмен не может расплатиться по кредитам на десятки миллиардов рублей, взятых на развитие киносети «Синема парк» и крупнейшей сети магазинов игрушек Hemleys. Теперь главные новости про Мамута проходят в графе «судебная хроника».

Кредиты на общую сумму 23,5 млрд рублей компании Александра Мамута брали в банке «Открытие», но после его санации долги отошли принадлежащему ЦБ банку непрофильных активов «Траст». Выплаты по ним просрочены. Мамут объясняет это пандемией и просит продления кредита, нулевых ставок и других уступок. «Траст» на такие уступки не идет.

В начале января банк подал иск на 1 млрд рублей лично к Мамуту как к поручителю по кредитам «Синема парка» и списал в счет долга 450 млн рублей новогодней выручки киносети. Но позже компании Мамута выиграли у «Траста» пять исков о продлении кредитов и снижении ставок. Окрыленный бизнесмен заявил, что вообще не понимает, зачем его долги передали банку непрофильных активов, который больше напоминает ему коллекторское агентство.

«Траст» действительно не скрывает, что готов отобрать у Мамута «Синема парк» и Hemleys. Однако назвать олигар-а жертвой коронавирусного передела мешает тот факт, что просрочки по кредитам у его сетей начались еще до пандемии. Видимо, зарабатывать на кино, игрушках и медиа оказалось сложнее, чем на акциях «Полиметалла» и ГК «ПИК», которые Мамут когда-то продал. Это показали и убытки LiveJournal, ставшего для бизнесмена чемоданом без ручки.

Судя по его публичным заявлениям, «самый интеллигентный миллиардер» ищет в жизни, скорее, смыслов, чем прибылей. Но год назад это не помешало Мамуту потребовать от успешной Ngnix $750 млн на том основании, что в прошлом ее основатель Игорь Сысоев работал у Мамута сисадмином в «Рамблере» —тоже, кстати, убыточном. Иски Мамут проиграл. 

Катерина Босов: не удержала наследство

Катерина Босов

Вдова угольного миллиардера Дмитрия Босова не смогла удержать даже половину активов мужа, вдрызг рассорившись со всей его семьей и коллегами. Этому способствовали неготовность бизнес-леди делиться с другими наследниками, отсутствие поддержки соратников покойного супруга и попытки контролировать бизнес еще при его жизни.

Борьба за наследство Босова началась почти сразу после его загадочного самоубийства 6 мая 2020 года. Главным призом был «Сибантрацит» — мировой лидер по добыче антрацита стоимостью более $1 млрд. Компания входила в группу «Аллтек», где у Босова было 86,57 %. Родители миллиардера и четверо его сыновей от предыдущих двух браков считали, что наследство следует разделить поровну. Но у третьей жены Босова, 32-летней Катерины, были другие планы.

До замужества выпускница МГЮА Екатерина Ястребова занималась структурированием сделок и в 23 года стала замгендиректора «Модного континента». Угольный бизнес она не знала, но быстро училась у мужа: в 2016 году Катерина возглавила логистическую дочку «Сибантрацита», а в 2017-м стала коммерческим директором. Семья ей доверяла, и в конце мая 2020 года выдвинула главой совета директоров компании. А в августе Катерина внезапно оформила на себя половину бизнеса мужа (43 % «Аллтека») как супружескую долю и стала готовить ее передачу в закрытый ПИФ.

Это вызвало острый конфликт не только с остальными наследниками, но и с топ-менеджерами, знавшими Дмитрия Босова со студенческих лет. В октябре 2020-го совет директоров «Сибантрацита» сместил Катерину с поста главы, но вдову это не остановило. В ноябре она попыталась через суд увеличить свою долю в «Аллтеке» до 77 %, утверждая, что покойный муж внес в уставный капитал холдинга деньги от продажи ее личного Bentley. Однако суд ей отказал.

Поскольку компания была создана до брака Дмитрия Босова с Катериной, другие наследники оспорили в судах передачу ей 43 % «Аллтека», добившись равного распределения долей — по 10,8 % каждому. Летом 2021 года доли Катерины и ее дочери (21,6 % «Аллтека») были переписаны на саму компанию. Стоимость ее доли, около $100 млн, вдове Босова обещали выплатить деньгами, когда покупатель «Сибантрацита», партнер «Ростеха» Альберт Авдолян, перечислит наследникам $1 млрд. Компания была продана его структурам в конце октября 2021 года, вслед за долями покойного Босова в Огоджинском месторождении и порту Вера. Катерина противилась этой сделке, но силы были слишком неравны: в своем интересе к «Сибантрациту» летом признался друг Авдоляна Сергей Чемезов.

Михаил Абызов: не так расплатился

Михаил Абызов

Сидящий в тюрьме экс-министр Открытого правительства расплатился по долгам перед Альфа-Банком с помощью хитрой схемы. Но Генпрокуратура сочла это сокрытием преступных активов. В результате «Альфе» пришлось передать деньги на благотворительность, а долг Абызова остался непогашенным.

8 сентября суд по иску Генпрокуратуры взыскал с Михаила Абызова и Альфа-Банка $126,5 млн. Силовики выяснили, что бывший министр получил эту сумму, прокрутив незаконные доходы на блокчейн-платформе TON братьев Дуровых. Потом экс-чиновник положил их в Альфа-Банк, которому был должен около 10 млрд рублей. Банк оставил $104,5 млн в погашение долга, а $22 млн положил на счета подконтрольных Абызову лиц.

Прокуратура заявила в суде, что происхождение денег было коррупционным, а сделка «антисоциальной» и ничтожной. Банк хотел оспорить решение, но потом по мировому соглашению отдал $104,5 млн на нужды детского образования. Оставшиеся «абызовские» $22 млн изъяты в пользу государства. Адвокат Абызова говорил, что это деньги швейцарских бизнесменов, но его никто не слушал.

Год назад суд уже взыскивал с Абызова и его кипрских офшоров рекордную сумму — 32 млрд рублей. Генпрокуратура установила, что экс-министр получил доход незаконно, находясь на госслужбе. В 2019 году, когда бывшего чиновника арестовали по обвинению в хищениях, его называли тайным владельцем компании «Сибэко».

Стоимость арестованного имущества Абызова оценивают более чем в 70 млрд рублей. По словам адвоката, это все, с чем долларовый миллиардер пришел в Открытое правительство Дмитрия Медведева. Его арест связывают с зачисткой бизнес-окружения экс-премьера. 

Павел Масловский: автопролонгация ареста

Павел Масловский

Основатель золотодобывающей компании Petropavlovsk находится в состоянии перманентного продления ареста: Тверской суд продлевает ему содержание под стражей каждые два месяца. Поводом для уголовного дела стала покупка офисного здания по завышенной цене. Движущей силой — борьба с уральским бизнесменом Константином Струковым за контроль над активами.

Основатель третьей в России золотодобывающей компании с капитализацией $2 млрд Павел Масловский был арестован в декабре 2020 года. По версии следствия, его сын Алексей продал отцовской компании офисное здание на 95 млн рублей дороже реальной стоимости. Масловского, как бывшего гендиректора, обвинили в растрате, сын объявлен в розыск и заочно арестован.

На растрату пожаловался в ФСБ член совета директоров компании Максим Харин, который представлял в Petropavlovsk интересы крупнейшего акционера — компании «Южуралзолото» челябинского промышленника Максима Струкова. В 2020 году тот купил 22,37 % акций Petropavlovsk и вместе с другими акционерами, Николаем Люстигером и Владиславом Свибловым, сменил совет директоров, уволив Масловского. Чтобы добиться его ареста, Харин обратился лично к начальнику Управления «К» ФСБ генералу Ткачеву, который курировал дела Алексея Улюкаева, Зиявудина Магомедова, Михаила Абызова и Майкла Калви.

Струков стал первым, у кого получилось взять компанию под физический контроль извне, хотя раньше это не удавалось даже Виктору Вексельбергу. Теперь, когда уральский бизнесмен довел свою долю до 29,2 %, получив блок-пакет, Масловского можно бы и отпустить. Но есть опасения, что тот уедет из России и обратится Лондонский арбитраж. Ведь Petropavlovsk Plc зарегистрирована в Великобритании, а ее учредителем является Peter Hambro Mining Plc —компания давнего партнера Масловского и сооснователя Petropavlovsk Питера Хамбро.

Тем временем будущее Petropavlovsk пока не ясно. Несмотря на рост котировок, контролирующего «стратега» в компании нет, а новые акционеры ссорятся. Струков считает, что Свиблов хочет продать одну из компаний группы, IRC, по заниженной цене немцам из Stocken Board AG. Более того, появилась информация о том, что Константин Струков раздумывает о продаже своей доли.

Таким образом, судьба старейшей компании, участвующей в пополнении золотовалютных запасов РФ, по-прежнему неясна. Возможно, ей потребуется глобальный игрок-миротворец, которому все участники продадут свои активы. 

Фархад Ахмедов: замучился пыль глотать

Фархад Ахмедов

Несмотря на пожелание своей бывшей жене Татьяне «пыль глотать», миллиардер вынужден сам бегать и прятать свои активы по разным странам и офшорам. Лишь бы ничего не досталось его бывшей жене, выигравшей в Лондоне спор о разделе имущества. В этом году Татьяна отсудила $100 млн у их общего сына и покусилась на самое святое для каждого российского олигарха — яхту. Летом Ахмедов согласился выплатить ей $200 млн.

Бракоразводный процесс Фархада и Татьяны Ахмедовых тянулся 20 лет. Они поженились в 1992 году в Москве и развелись там же в 2000-м. По итогам этого развода жена не получила от экс-владельца «Нортгаза» сатисфакции и стала добиваться доли «совместно нажитого имущества», которое Forbes оценивает в $1,4 млрд. В основном это акции «Газпрома», «Лукойла», «Норникеля», «Сбера» и других российских «голубых фишек».

В 2016 году Высокий суд Лондона обязал Ахмедова выплатить Татьяне £453 млн ($585 млн). В ответ миллиардер завил, что ее адвокаты «замучаются пыль глотать» в поисках его денег. Но он явно переоценил свои способности прятать активы.

Представители Ахмедовой говорят, что уже конфисковали у Фархада бизнес-джет за $54 млн, вертолет за $7 млн и катер за $2 млн. Однако главным объектом охоты стала суперяхта Luna за $317 млн, купленная Ахмедовым у Романа Абрамовича. Продав ее, экс-жена решила бы свои проблемы, но миллиардер держит лодку в Дубае, где судьи принимают его сторону.

В этой ситуации Татьяне оставалось только брать экс-супруга измором. В апреле 2021 года Лондонский суд обязал их общего сына Тимура выплатить $100 млн матери за укрывательство активов отца. А в мае СМИ сообщили, что она наняла для захвата яхты отставных британских военных.

Возможно, это был блеф, но в июле Ахмедов сдался и согласился выплатить ей $202 млн по мировому соглашению. «Теперь я свободен, это важнее любых денег», — бодрится он. И злорадно добавляет, что около половины этих денег Татьяне предстоит отдать ее алчным адвокатам. 

Оскар Хартманн: KupiVip никто не купил

Оскар Хартманн

Выходец из семьи русских немцев, серийный предприниматель и бизнес-коуч Оскар Хартманн разбогател, вовремя продав свой бизнес в Германии. Но в России, где он создал дискаунтер одежды KupiVIP, чутье ему изменило. Продать дискаунтер ему предлагали дважды, в 2014 и 2021 году, но сделки по разным причинам не состоялись и, в конечном счете, компания закрылась.

39-летнему Оскару Хартманну определенно есть чем гордиться: общую капитализацию стартапов, открытых им по всему миру, оценивают в $5 млрд. Среди них, например, сервис по продаже подержанных машин CarPrice, созданный с участием РФПИ и Baring Vostok. Но предметом его особой гордости был KupiVIP — клон французского дискаунтера одежды Wente-Privee, торгующего остатками брендовых коллекций со скидками до 90 %. Созданная в 2008 году, компания уже через три года привлекла $55 млн инвестиций, став самым горячим московским стартапом. В 2015 году Хартманн планировал провести IPO и выручить $700 млн.

Но после 2014 года страна и мир изменились, и дело не только в долгосрочном падении доходов населения. На место медлительных сетевых бутиков пришли Wildberries, Lamoda и OZON — с их демпингом, молниеносной доставкой и огромными бюджетами на рекламу. И хотя в 2018 году Хартманн входил в тысячу самых богатых немцев с состоянием в 100 млн евро, конкурировать с маркетплейсами было невозможно. С 2017 по 2020 год выручка KupiVIP упала вдвое, чистый убыток тоже удвоился и превысил 414 млн рублей. Поставщики, которым месяцами не платили за проданный товар, завалили компанию исками на общую сумму 65 млн рублей. Чтобы компенсировать убытки, KupiVIP попытался поднять средний чек, но это лишь ускорило падение. В начале сентября 2021 года он закрылся.

Спасти дискаунтер могла бы продажа французам из Vente-Privee в 2014 году, или Яндекс.Маркету весной 2021 года. Но, по словам самого Хартманна, акционеры KupiVIP не захотели обмениваться с французами акциями на 160 млн евро, а платить кэш те отказались. Почему спустя семь лет от покупки дискаунтера отказался Яндекс, неизвестно: по одной из версий, акционеров KupiVIP снова не устроила цена. Теперь собственники компании, которая еще весной оценивалась более чем в $300 млн, не получат вообще ничего.

Хартманн говорит, что вышел из капитала KupiVIP три года назад, а из управления компанией еще в 2013-м, и кивает на ошибки преемников. Но признается, что он тоже проморгал эпоху маркетплейсов. И вообще часто ошибался: например, продал акции OZON перед их взрывным ростом, потеряв $100 млн. Между тем, ошибкой бизнесмена может оказаться и стратегия его компании Aktivo, которая начала инвестировать в коммерческую недвижимость за три месяца до пандемии.

Сейчас Оскара Хартманна, зарабатывающего на бизнес-коучинге по 3 млн рублей за выход на сцену, иронически называют «инфоцыганом», намекая на то, что это и есть главный его успех. Но проблемы могут возникнуть и с коучингом: бизнесмены в России стали все чаще бояться публичности, сетует он. 

Олег Тиньков: больной неплательщик

Олег Тиньков

Спуск первой в мире частной ледокольной яхты, запуск виртуального помощника «Олег», феноменальный рост котировок банка «Тинькофф» — все это пафосная мишура. Единственное по-настоящему радостное событие для Олега Тинькова — его успех в борьбе с раком.Омраченный налоговым штрафом на $509 млн.

О своей борьбе с острой лейкемией Тиньков объявил сам весной прошлого года. Перед этим американская налоговая уличила его в сокрытии от налогообложения активов на $1 млрд. Чтобы избежать экстрадиции из Лондона в американскую тюрьму, бывшему гражданину США Тинькову пришлось внести залог £20 млн и сесть под домашний арест. На этих новостях акции его TCS Group упали на 23 %.

Прошлой осенью Тиньков покинул совет директоров банка и передал акции в семейный траст на случай своей смерти. В декабре он продал акции TCS Group на $325 млн для решения «личных юридических проблем» и создания фонда по борьбе с лейкемией. В январе 2021 года Тиньков вдвое снизил свою долю в TCS, утратив контроль над холдингом, и его акции сразу взлетели на 46 % — рынок уже воспринимал банкира как обременение.

Позже он признавался, что в какой-то момент хотел отказаться от лечения, но жена убедила продолжить. И успех пришел: в марте, после пересадки костного мозга, Олег Тиньков объявил о полной ремиссии. Пока организм миллиардера отторгает чужой орган, ему приходится вести борьбу с аутоимунной болезнью. По словам банкира, выживет он или нет, станет ясно года через два, а пока ему предстоит еще год лечения.

Второй хорошей новостью могло бы стать мировое соглашение Тинькова с Минюстом США по делу об уходе от налогов. Но условия соглашения сами по себе оказались наказанием: банкир, чье состояние оценивают в $7,6 млрд, должен заплатить более $500 млн штрафа.

Сегодняшний Олег Тиньков очень далек от своего привычного образа бизнесмена-спортсмена — он сдал, осунулся и явно переосмысливает свою жизнь. Журнал «Компания» желает ему скорейшего выздоровления. 

Магомед Мусаев: поверил на слово

Магомед Мусаев

Зять Рамазана Абдулатипова, венчурный инвестор и владелец русского Forbes Магомед Мусаев забыл, что в России словам верить нельзя — и получил иск на $270 млн в штате Делавэр.

Дагестанский предприниматель Магомед Мусаев был при Лужкове директором ВДНХ, а потом, не прижившись в мэрии Москвы, переключился на венчурное инвестирование в США. Как говорит он сам, его фонд GVA стал для многих российских бизнесменов окном в Силиконовую долину.

В 2016 году семейный траст Сулеймана Керимова передал GVA $20 млн для инвестирования в Luminar — калифорнийский стартап по производству лазерных радаров для беспилотных автомобилей. Эту компанию создал в 17 лет американский вундеркинд Остин Рассел при поддержке создателя PayPal Питера Тиля, и она быстро росла.

В 2020 году, когда вложенный в Luminar капитал вырос в 15 раз, до $300 млн, Мусаев вспомнил об устной договоренности с инвесторами, что они при любом развитии событий получают свой взнос обратно, а все убытки и прибыли отходят GVA. Но те назвали договоренность выдумкой и предъявили операционное соглашение, по которому им причитается 90 % прибыли, а Мусаеву в качестве платы за управление — 10 %.

Мусаев начал спорить и получил иск в суд штата Делавэр. Менеджеры его фонда утверждают, что у них есть доказательства существования устной договоренности. Но если GVA не убедит в этом суд, Мусаеву придется выплатить инвесторам $270 млн, а себе оставить $28 млн. Шансов победить у него мало, считают юристы: корпоративное право штата считает приоритетными бумаги, а не слова.

Магомед Мусаев — не единственный владелец русского Forbes, столкнувшийся с проблемами в 2021 году. Весной предыдущий издатель журнала Александр Федотов был вынужден продать свои пять участков на Рублевке, чтобы расплатиться по долгам на 640 млн рублей.


Чему нас учат все эти истории? На самом деле вполне библейским истинам. Брачные контракты надо подписывать, и желательно до заключения брака. Договора об ответственности за убытки и о разделе прибылей — на сухом берегу. А активы, даже будучи искренним патриотом Отчизны, лучше держать в офшорах, имея гражданство какой-нибудь теплой во всех отношениях страны и проживая в ее пределах — как это делает новый основной акционер FESCO Михаил Рабинович.

Вопрос в том, насколько это реально. Почти все фигуранты списка бизнес-неудачников 2021 года живут в российских реалиях. Их бизнес завязан на российские активы и российских партнеров, регулируется российским законодательством и, что особенно важно, российскими правоохранительными органами, поэтому вечно сидеть на офшорном острове карликового государства не получится. Надо «решать вопросы» в России, а следовательно, конфликты, неудачи, санкции и аресты остаются неотъемлемой частью российского бизнеса.

Источник: https://ko.ru/articles/neudachniki-goda/